Истребители Первой мировой. Обзор » Неизвестная авиация

2c7f6f3b52f3ed7007d647156d20c97e

В ходе Первой мировой войны не только сформировался самолёт-истребитель как специализированная боевая машина, но и была разработана тактика использования, также появились немало лётчиков-асов.
К началу Первой мировой войны (1 августа 1914 г.) разделения военных самолётов на какие-либо классы в помине не было, а скорость едва-едва перевалила за 100 км/ч.

И ни о чём большем, как разведка, связь и корректировка огня артиллерии, никто и не мечтал. Однако вскоре как раз эти самые разведчики и корректировщики противника вызвали сильное желание прекратить их деятельность. Поначалу решение задачи представлялось достаточно очевидным: разделить обязанности — один пилотирует, второй стреляет.

Суета вокруг пулемёта

Как раз по такой схеме был построен английский Виккерс F.B.5 – для увеличения углов обстрела пулемёт разместили в передней части самолёта. Двигатель и винт пришлось сделать толкающими, вписав в заднюю часть гондолы экипажа. Хвостовое оперение соединялось с корпусом двумя фермами. Британская авиация получила F.B.5 осенью 1914 года, и они стали первыми самолётами, изначально предназначенными для уничтожения других летательных аппаратов. Первые же столкновения в небе показали, что попасть в маневрирующую цель, стреляя с одновременно маневрирующего в трёх измерениях самолёта, крайне сложно. Вскоре в разных странах пришли к одной идее – оружие должно быть закреплено неподвижно, а целиться единственный лётчик будет всем самолётом. Оставалось решить одну проблему – как примирить пулемёт с винтом? В то время питание большинства пулемётов было магазинным, и, истратив 30-40 патронов, магазин приходилось менять. При необходимости перезарядить пулемёт лётчик опять-таки должен был иметь доступ к затвору. Таким образом, для размещения пулемёта оставалась лишь полусфера спереди от пилота на расстоянии длины его рук. Воздушный винт неизбежно пересекал ось ствола, и чем закончилась бы для деревянного (да и металлического) винта встреча с пулями, понять нетрудно.


 
Немецкий истребитель-моноплан Фоккер E.III с синхронным пулемётом легко расправлялся с соперниками. Осень 1915 года.

Идей преодоления этого противоречия было несколько. Англичане, продолжая линию F.B.5, просто убрали стрелка, закрепили пулемёт неподвижно и получили DH.2, ставший одним из основных участников воздушных боёв в конце 1915 и начале 1916 года. Другие конструкторы установили пулемёт на верхнем крыле, что позволило поднять ствол выше диска винта, при этом он мог опрокидываться вниз-назад, позволяя лётчику выполнить перезарядку или обслуживание.
Однако самым надёжным и удобным местом оставалась передняя верхняя часть фюзеляжа перед пилотом. В этом случае линия прицеливания практически совпадала с осью ствола, а затворы были доступны безо всякой эквилибристики (в отличие от предыдущей схемы).
Французский конструктор Ролан Гарро (впоследствии знаменитый спортсмен) решил проблему простейшим образом: на винт в том месте, куда попадали пули, установили стальные клинья, названные «отсекателями», спасавшие винт от прострела и разрушения и никак не влиявшие на работу пулемёта. Минусы такого примитивизма были очевидны – часть выстрелов терялась впустую, на винт (а через него и на мотор) действовали значительные ударные усилия. Более изящным решением стало применение синхронизатора, прерывавшего стрельбу на те доли секунды, пока лопасть пересекала ось ствола.

Крылья: извилистый путь

К началу войны подавляющее большинство военных самолётов было бипланами (два крыла разнесены по высоте) либо монопланами с одним крылом, отягощённым многочисленными расчалками. Первые воздушные бои не позволили однозначно выбрать одну или другую схему. В марте – апреле 1915 года, после установки отсекателей, моноплан Ролана Гарро добился впечатляющих успехов, одержав за три недели несколько побед.
В июле с другой стороны фронта появился Fokker Eindecker – тоже моноплан, но уже оснащённый синхронным пулемётом.  В руках отличных немецких лётчиков вышла смертоносная смесь, получившая среди авиаторов Антанты прозвище «Бич Фоккера» — настолько убедительными были успехи. Переломить ход воздушных схваток удалось лишь в марте 1916 года: англичане пустили в бой «пушер» (pusher – «толкач», самолёт с толкающим винтом) DH.2, а французы – «сескиплан» (биплан с чрезвычайно узким нижним крылом) «Ньюпор 11», а затем его же улучшенный вариант «Ньюпор 17». Лучшая, по сравнению с «Фоккером», маневренность и большая скорость позволили лётчикам захватить господство в воздухе.


 
«Ньюпор 17» — улучшенный вариант самолёта «Ньюпор 11».

К началу 1917 года немецкие конструкторы создали достойный ответ в виде бипланов «Альбатрос» D.III и D.Va. Отличная маневренность бипланов по сравнению с монопланами подтолкнула конструкторов к очевидному шагу – увеличить число крыльев в расчёте ещё улучшить маневренность. Так появились трипланы, наиболее известными из них стали английский Сопвич «Триплан» и немецкий Фоккер Dr.I.
К середине 1918 года истребители по обеим сторонам фронта пришли к примерно одному стандарту: лёгкий, но прочный одноместный самолёт-биплан с мощным двигателем – чаще рядным, водяного охлаждения – и вооружением из двух синхронных пулемётов. Примерно так выглядели самые массовые и успешные истребители конца войны: французский SPAD.XIII, английский RAF S.E.5 и немецкий Фоккер D.VII.

SergTovar