Потешная гвардия

d1eff71a6a9caa547a82008c71060835


Военнослужащие ВС Таджикистана
Источник: catoday.org

Вооруженные силы Душанбе и Бишкека представляют собой одно название

Киргизия и Таджикистан являются членами ОДКБ, олицетворяя в этой организации понятие «потребитель безопасности». Обе страны защитить себя неспособны из-за крайне ограниченного экономического, научно-технического, военного и даже, несмотря на высокую рождаемость, демографического потенциала.

“Для Киргизии и Таджикистана уход российских войск стал бы катастрофой”

Ситуация усугубляется тем, что в конце 80-х и в 90-е годы из Киргизии и Таджикистана была изгнана большая часть некоренного (в первую очередь славянского) населения, что нанесло сильнейший удар по экономике обеих стран и резко ограничило возможности военного строительства. При этом и та, и другая находятся в исключительно сложной геополитической ситуации, угрожающей их государственности. На юге – Афганистан и Пакистан, источники радикального исламизма (второй при этом еще и ядерная держава). На западе – Узбекистан, который может представлять опасность как в нынешнем состоянии полноценного государства, так и тем более в случае превращения в еще один рассадник религиозного экстремизма.

На востоке – Китай, медленно, но уверенно втягивающий в свою орбиту Киргизию и Таджикистан мирным – экономическим и демографическим – способом. Впрочем, для этих двух стран рассматривать КНР в качестве потенциального противника бессмысленно из-за абсолютной несопоставимости военных потенциалов.

Киргизия отлеталась

Сухопутные войска Киргизии делятся на Северное и Юго-Западное региональные командования.

СРК включает 8-ю мотострелковую дивизию (штаб – город Токмак), 2-ю мотострелковую бригаду (Кой-Таш), 25-ю бригаду спецназа «Скорпион» (Токмак), несколько отдельных батальонов.

ЮЗРК располагает 1-й мотострелковой бригадой (Ош), 24-й бригадой спецназа «Илбирс», несколькими отдельными батальонами.

Имеется также 3-я зенитно-артиллерийская бригада.

На вооружении состоит до 215 танков T-72 (в реальности их вряд ли больше 150), от 30 до 42 БРДМ-2, около 400 БМП и БМД (до 274 БМП-1, 113 БМП-2, минимум 4 БМД-1), более 300 БТР (200 МТЛБ, до 122 БТР-70, 15 БТР-80). Часть бронетехники принадлежит нацгвардии (ВВ МВД) и погранвойскам страны.

Артиллерия включает 30 САУ (12 2С9, 18 2С1), 141 буксируемое орудие (18 БС-3, 72 Д-30, 35 М-30, 16 Д-1), 304 миномета (250 БМ-37, 6 2С12, 48 М-120), 21 РСЗО БМ-21. Есть 62 ПТРК (26 «Малютка», 12 «Конкурс», 24 «Фагот») и 18 ПТО МТ-12.

В войсковой ПВО 4 ЗРК «Стрела-10», до 400 ПЗРК «Стрела-2/-3», 24 ЗСУ «Шилка», по 24 зенитных орудия ЗУ-23-2 и С-60.

ВВС Киргизии имели на вооружении около 100 истребителей МиГ-21, но в настоящее время все они утратили боевые возможности. Единственными самолетами, способными применять оружие, являются 4 учебных L-39 (могут использоваться в качестве легких штурмовиков). Есть 4 пассажирских самолета – 2 Ту-154 и 2 «Боинг-737», предназначенных для высшего руководства страны. В состав ВВС также входит от 2 до 6 боевых вертолетов Ми-24 и 9–19 многоцелевых Ми-8.

В составе 5-й зенитно-ракетной бригады – 4 дивизиона (24 ПУ) ЗРК С-75, 2 дивизиона (8 ПУ) С-125, 1 дивизион (12 ПУ) ЗРК «Круг».

Единственное в стране предприятие ВПК – завод «Дастан», выпускающий обычные и реактивные («Шквал») торпеды. Самой Киргизии он не нужен из-за отсутствия у нее ВМС. На протяжении всего постсоветского периода Бишкек ведет с Москвой торг, на каких условиях передать завод в собственность РФ. При этом большая часть его продукции идет на экспорт в Индию.

На территории страны находится 999-я авиабаза ВВС РФ. Это примерно 10 боевых самолетов и до 15 вертолетов.

Как видно, военный потенциал Киргизии скромен. Уровень боевой и морально-психологической подготовки личного состава, мягко говоря, низок.

С Памиру по нитке

В Таджикистане ситуация значительно хуже.

За исключением республик Прибалтики, отказавшихся считать себя правопреемницами СССР, Таджикистан стал единственной из бывших союзных, не получившей после распада страны никакой доли Советской армии. Национальные ВС были созданы уже в постсоветский период с помощью России. При этом таджикская армия изначально стала синтезом правительственных войск и сил оппозиции времен гражданской войны первой половины 90-х. Хотя с тех пор прошло 20 лет, полной интеграции этих формирований так и не произошло, что продемонстрировали события второй половины 2015 года. Тем не менее формально ВС страны считаются едиными. Вся имеющаяся у них боевая техника советского производства, переданная Россией. Собственного ОПК в Таджикистане нет. В последние два года началось поступление техники из Китая.

Сухопутные войска Таджикистана включают шесть бригад: 1 и 3-ю мотострелковые, 11-ю горнострелковую, 7-ю десантно-штурмовую, 1-ю ССО (Президентской гвардии), 12-ю артиллерийскую. Вся тяжелая боевая техника находится в 1-й бригаде ССО, которая одновременно выполняет функцию ВВ МВД.

Танковый парк состоит из 14 условно новых Т-72. Имеется 15 БМП-2, 23 советских (20 БТР-80, 2 БТР-70, 1 БТР-60) и 11 китайских (5 YW-531H, 6 WZ-523) бронетранспортеров.

Артиллерия включает 10–12 буксируемых орудий Д-30, 10–15 минометов ПМ-38, 18 РСЗО БМ-21.

В наземной ПВО 3 дивизиона ЗРК С-75 (18 ПУ), 4 дивизиона ЗРК С-125 (16 ПУ), несколько десятков ПЗРК «Стрела-2», 28 ЗСУ-23-4 «Шилка», 22 зенитных орудия С-60.

ВВС не имеют боевых самолетов и являются чисто символическими. В их составе 3 транспортника (Ту-134А, Як-40, Ан-26), 4 учебных L-39 и 1 Як-52. Насчитывается до 14 боевых вертолетов Ми-24 и 12–24 многоцелевых Ми-8.

На территории страны (в Душанбе и Курган-Тюбе) дислоцирована 201-я военная база ВС РФ (бывшая 201-я мотострелковая дивизия). В ее составе – 3 мотострелковых (в том числе 1 горный), 1 танковый, 1 разведывательный, 1 связи батальоны, 3 дивизиона САУ. На вооружении 86 танков Т-72, 123 БМП-2, 36 САУ 2С3, 18 минометов 2С12, 24 РСЗО БМ-21, 18 ЗРК (12 «Оса», 6 «Стрела-10»), 6 ЗСУ «Шилка».

Торг здесь неуместен

Как и в случае с еще одним членом ОДКБ – Арменией («Форпост с вопросами»), российские военные базы имеют исключительно большое значение для безопасности Киргизии и Таджикистана. Правда, в поведении властей этих стран есть существенные различия.

Армения и НКР обладают очень мощными и боеспособными армиями, однако Ереван не требует от Москвы платить за пребывание на своей территории 102-й базы. Наоборот, сам в значительной степени ее финансирует. И уж тем более не предъявляет еще каких-то условий в связи с функционированием базы.

У Киргизии, не говоря уже о Таджикистане, с армиями дела обстоят гораздо хуже. Однако они регулярно жаждут платы за содержание российских военных баз на своих территориях и выдвигают различные другие требования (например о статусе своих граждан, работающих в РФ).

Самое удивительное, что Москва ведется на этот шантаж и начинает обсуждать киргизские и таджикские требования всерьез. Хотя ответ на них должен быть только один: заявление о немедленном выводе. России по военным и географическим соображениям было бы гораздо проще оборонять от экспансии исламистов с юга только Казахстан, тем более что тот и сам обладает весьма боеспособными ВС. Для Киргизии и Таджикистана уход российских войск станет катастрофой. Если руководители этих стран не осознают столь простых вещей – это их проблема, а не наша. Странно то, что этого, похоже, не понимают и в Москве.

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа

Опубликовано в выпуске № 12 (627) за 30 марта 2016 года

Источник

SergTovar