Новинка после яркой презентации


Танк Т-14 на гусеничной платформе «Армата»
Источник: Антон Денисов/ РИА Новости www.ria.ru

Сегодня вряд ли кто возьмется отрицать, что на параде в честь 70-летия Великой Победы впервые показанная «Армата» произвела сильное впечатление и на россиян, и на зарубежных военных специалистов.

Отшумело организованное с непревзойденным размахом празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Утихли проклятия в адрес фальсификаторов истории. Забылись хвалебно-патриотические завывания комментаторов посвященного Дню Победы грандиозного военного парада на Красной площади, разрекламированной заранее «звездой» которого явился новый перспективный российский основной танк Т-14 «Армата» (впоследствии как-то даже совсем буднично простоявший за оградкой на проходившей в Нижнем Тагиле оружейной выставке RAE-2015).

Теперь, пожалуй, можно и посмотреть на это чудо техники более пристально.

НЕОБИТАЕМАЯ БАШНЯ

Итак, как нас уверяют, главная изюминка нового танка – необитаемая башня, действующая в автоматическом режиме. «Сам экипаж из трех человек располагается в бронированной капсуле, размещенной в корпусе. По мнению разработчиков, такая схема значительно повышает шанс танкистов выжить не только при прямом попадании в башню, но и при подрыве боекомплекта. Это не просто конструктивная особенность, это новая идеология теперь уже и в отечественном танкостроении: Т-14 настолько совершенен, что специалисты, получившие навыки управления такой машиной, намного ценнее самого железа», – указывает Олег Одноколенко в своей статье «Торжественным маршем» («НВО» № 17 от 15.05.15).

Звучит обнадеживающе. А теперь соскребем слой патриотического восторга и посмотрим, что под ним.

Размещение экипажа в корпусе машины действительно тянет на новую идеологию в мировом танкостроении и хорошо согласуется с общей линией, проводимой российским оборонно-промышленным комплексом в последнее время. Эта линия носит рекламно-патриотический характер и состоит в обязательном, правдой или неправдой, присвоении создаваемым образцам вооружения титулов «непревзойденный», «не имеющий аналогов», «первый в мире» и т.п. Здесь логичен вопрос: а почему мировое танкостроение обошло эту идеологию вниманием? Ведь забронированный объем зарубежных танков исторически делается куда больше нашего, разместить весь экипаж в корпусе не бог весть какая сложная техническая проблема. Ответ: там считают неправильным лишать командира танка возможности непосредственного кругового обзора. Это как тот факт, что все американские истребители от Р-51 «Мустанг» времен Второй мировой до суперсовременного сверхнавороченного F-35 имеют высокий фонарь кабины пилота для хорошего кругового обзора – электроника электроникой, а совершеннее глаза ничего нет.

В Т-14 командир из корпуса машины имеет непосредственный визуальный обзор только в секторе 140–160 градусов (причем несимметрично относительно продольной оси машины), остальное он должен «видеть» посредством различных датчиков и сенсоров. Но эти датчики размещены в отдельной башенке на крыше башни, которая защищена отнюдь не как бронекапсула и к тому же поднимает общую высоту танка почти до трех метров. То есть один удачный выстрел из малокалиберной пушки, и «Армата» наполовину слепа. Да к тому же эффективных средств поражения радиоэлектронного оборудования (РЭО) в мире предостаточно – от повсеместно применяемых постановщиков помех до новейших генераторов СВЧ-электромагнитных импульсов. Про свойственные сложному РЭО банальные технические поломки и отказы скромно умолчу.

Теперь займемся «значительным повышением шансов танкистов выжить при прямом попадании в башню, в том числе при подрыве боекомплекта».

На танке установлена 125-мм пушка 2А82 – практически та же пушка 2А46М-5 танка Т-90 с раздельным заряжанием и возможностью стрельбы противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР). Внешнее отличие «новой» пушки – несколько большая длина ствола и отсутствие газоотвода-эжектора, который для необитаемой башни, естественно, ни к чему. Особенностью этой пушки является печально известный напольно-карусельный автомат заряжания, конструктивно исполненный так, что при прямом попадании в башню и пробивании брони подрыв боекомплекта неминуем. Но здесь нюанс – безопасность экипажа при подрыве боекомплекта «Леопардов» и «Абрамсов» обеспечивается отводом энергии взрыва вверх или в сторону за счет вышибной панели, для чего боекомплект размещают вне забронированного объема в легкобронированном «замане» башни. Но в Т-14 такой взрыв произойдет внутри танка! Так что роль вышибной панели уготовлена многотонной башне с дорогущим оборудованием (если, конечно, корпус выдержит).

ВЫЖИТЬ В БОЮ

Теперь собственно о бронированной капсуле.

Попытка усилить защиту экипажа, конечно, радует, однако это, как ни крути, уменьшение и без того мизерного предназначенного для экипажа свободного забронированного объема. Члены экипажа практически лишены возможности элементарно двигаться, и эргономически их положение такое же, как и у космонавтов в космическом корабле «Союз». Другое, более точное выражение – как шпроты в банке. Так что неясно, каково экипажу будет покидать машину в критической ситуации. Кроме того, члены экипажа фактически изолированы друг от друга, что исключает их взаимовыручку в случае беды. Уж если у Т-90 внутренняя компоновка танка настолько плотная, что, по мнению бывшего начальника Главного управления Сухопутных войск Юрия Букреева, «человек, побыв внутри нашей боевой машины более двух часов теряет до 80% своих функциональных возможностей», что думать об «инновационном» Т-14?

При всем этом необходимо понимать, что при таком раскладе, то есть наличии мощной бронекапсулы, боевая масса «Арматы» в 48 т (напомню, «Леопард», «Абрамс», «Меркава» – за 60 т) относительно 46,5-тонного Т-90 может означать только одновременное снижение уровня бронезащиты боевого и моторно-трансмиссионого отделений машины. А обезоруженный или остановившийся в бою танк, хоть и со спасенным экипажем, потерянный танк.

А ведь еще существенно выросли размеры танка. Про высоту под три метра я сказал. Перемещение командира и наводчика-оператора в корпус позади механика-водителя при том же погоне башни (ведь пушка с автоматом заряжания та же) неизбежно приводит к увеличению длины корпуса танка; к тому же неизвестно, сколько «добавило» сюда моторно-трансмиссионное отделение с новым 1500-сильным двигателем. Да и вширь танк явно вырос за счет сплошных противокуммулятивных экранов. Ну и, сами понимаете, что при той же боевой массе в 48 т увеличившиеся размеры танка, очевидно, еще более снизили общий уровень бронезащиты.

В этой связи выглядит как-то не по-людски, что, увеличив размеры танка, и соответственно забронированный объем, разработчики и пальцем не пошевелили, чтобы нарастить свободный объем для повышения удобства экипажа (даже наоборот, уменьшили его до размера бронекапсулы, где члены экипажа вообще лишены подвижности и занимают положение «полулежа»).

Отдельного разговора заслуживает бросившаяся в глаза зрителям парада весьма своеобразная угловатая форма башни «Арматы». По утверждению некоторых экспертов, такая форма «снижает заметность машины в тепловом и радиолокационном спектрах наблюдения».

Разберемся.

Кто хоть чуть-чуть знаком с физикой, понимает, что про защиту от теплового излучения – патриотическая чушь. Источником тепла является двигатель в корпусе танка, а не его башня.

С радиолокационным излучением тоже что-то не так. По идее, «ломаная» поверхность должна «отбрасывать» его в сторону от оси прибора-излучателя. Но для этого такая поверхность не должна иметь «карманов» – вогнутых полостей, по сути уголковых отражателей, дающих противоположный эффект. А на Т-14, судя по фото, они присутствуют в изобилии (очевидно, там утоплены какие-то ставшие необходимыми для такой компоновки машины датчики).

Про защиту от лазерного излучения, являющегося основой системы наведения большинства противотанковых ракетных комплексов (ПТРК), нам не говорят ни слова. То есть как обычно – датчики облучения и дымовые гранаты, выстреливающие на несколько метров от танка в направлении источника излучения.

ВООРУЖЕНИЕ

Ну и, наконец, рассмотрим вооружение «Арматы».

Помимо 125-мм пушки, стреляющей еще и противотанковыми управляемыми ракетами, танк буквально нашпигован всяческим вспомогательным вооружением: 30-мм пушка 2А42, 12,7-мм пулемет «Корд», 7,62-мм пулемет ПКТМ, гранатомет АГ-30, система активной защиты (САЗ) «Афганит».

Я отмечал, что непреодолимая тяга отечественной военной промышленности к громким титулам «непревзойденный», «не имеющий аналогов», «первый в мире» и т.п. порой играет с нами злую шутку. Так, мировое танкостроение имеет 100-летний опыт, который показывает, что для современного танка вполне достаточно пушки и двух-трех пулеметов, и многобашенные, до зубов вооруженные монстры сгинули еще перед Второй мировой войной, причем не столько из-за своих размеров, сколько из-за невозможности эффективного управления огневой мощью. Так что для какого предстоящего боя «Армате» может понадобиться столько вспомогательного вооружения, управляемого максимум двумя людьми, откровенно непонятно. К тому же управление всем этим богатством осуществляется командиром и наводчиком из бронекапсулы только дистанционно, то есть посредством радиоэлектронного оборудования, эффективных средств поражения которого, как я отмечал, в мире предостаточно. К слову, в перспективе разработчики мечтают избавиться и от наводчика-оператора (см. «НВО» № 21, 2015). Вот интересно!

Отдельно стоит остановиться на САЗ «Афганит». Это, по сути, боеприпас, выстреливающий в сторону летящей к танку ПТУР или гранаты РПГ и уничтожающий последнюю путем подрыва. Все красиво, но, как говорится, есть нюансы.

Во-первых, представьте результат применения САЗ, если танк в бою действует в окружении своей пехоты. Недаром западные танкостроители, при не бог весть каком сложном техническом устройстве САЗ, избегают его широкого применения.

Во-вторых, ПТУР и гранаты РПГ – сравнительно медленно летящие, то есть от бронебойного подкалиберного снаряда (БПС) и боеприпасов, действующих по принципу «ударного ядра», САЗ не спасет. Кстати, расположение мортир «Афганита» горизонтально под башней свидетельствует, что в верхней полусфере танк совершенно не прикрыт САЗом и беззащитен перед вертолетными ПТУР «Хеллфайр» и атакующими сверху ПТУР «Джавеллин».

И, в-третьих, для применения САЗа нужна РЛС, включив которую, танк услужливо себя обнаруживает на поле боя. Ввод целеуказаний в наводящуюся на радиоизлучение ракету – дело нескольких секунд, не говоря о практически мгновенно включаемом передатчике помех.

Ну а слова об «инновационности» «Арматы» как унифицированной гусеничной платформы даже не хочется комментировать. Древний как мир способ – вспомните хотя бы только отечественные самоходные артиллерийские установки (САУ) военных лет СУ-76 и СУ-100 на базе танков Т-60 и Т-34 соответственно, послевоенную122-мм САУ 2С1 «Гвоздика» на базе бронетранспортера МТ-ЛБ или даже современные «новинки» – БМПТ «Терминатор» и огнемет ТОС-1А «Солнцепек» на базе танка Т-72.

В общем, если я прав, говорить об «Армате» как о неоспоримом техническом чуде как-то не приходится. По поводу разухабистой рекламы в упомянутом выше интервью Вячеслава Халитова, публикованном в «Независимом военном обозрении» (цитирую: «Если взять за единицу базовый показатель Т-72, то у «Арматы» будет четверка», «Той броневой стали, которая применена на «Армате», аналогов в мире точно нет», «В части преодоления препятствий у «Арматы» все в разы лучше», «Для экипажа созданы весьма комфортные условия» и т.п.), то, говоря словами одного из отечественных специалистов по бронетехнике, «без конкретных данных все это треп для «чайников».

Впрочем, от заместителя генерального директора «Уралвагонзавода», создавшего Т-14, других слов в адрес своего детища и не должно быть. Хотя, согласитесь, Вячеслав Гилфанович, идея убрать из экипажа наводчика-оператора, но ввести туда борттехника представляется по меньшей мере странной. И еще: что было видно невооруженным глазом на параде Победы, так это то, что Т-14 существенно выше продефилировавшего перед ним Т-90. А поскольку Т-90 всего на 25 см ниже «Леопарда» и «Абрамса» (223 против 248), уверять читателей, что последние «явно выше «Арматы» не стоит.

А вот что действительно не огорчает, а где-то даже тихо радует – высокая цена машины. Надеюсь, это, несмотря на недостатки «Арматы», будет первым шагом решающего в нашем танкостроении фактора дешевизны и массовости производства, в угоду которому легко приносились и приносятся в жертву защищенность машины и танкистов, качество вооружения и условия обитаемости экипажа.

С. Васильев

Источник

SergTovar