Куда плывет подводный флот России


АПК СН “Святой Георгий Победоносец»
Источник: патриотам.рф

Чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий

Французский еженедельник «Новый обозреватель» (L’Obs) 10 марта пугал читателей российской атомной подводной лодкой с баллистическими ракетами, которую моряки Пятой республики в январе обнаружили в Бискайском заливе «у берегов Франции». Издание отметило, что это случилось впервые после окончания холодной войны. Странно, что обнаружили только одну, а не две. Ведь, где находится ракетоносец, жди появления и противолодочной субмарины, обеспечивающей боевую устойчивость на маршруте развертывания ракетоносца. Либо это была вовсе и не ракетная, и не атомная, и вообще не подлодка, просто кому-то что-то померещилось.

Вспомним ноябрьскую историю прошлого года с поиском таинственной подводной лодки (ПЛ) в районе залива Мори-Ферт в Северном море. В течение 10 суток ее искал чуть ли ни весь Королевский флот. По просьбе британского правительства были привлечены два самолета патрульной авиации ВМС Франции. Но лодку так и не нашли.

Если в Бискайском заливе и заметили чью-то подлодку, то, во-первых, не «у берегов», а в международных водах, где мореплавание никому не возбраняется. А во-вторых, что делала французская ПЛ «Ла Прайя» (La Praya) у берегов Шетландских островов в Северном море, где 24 мая 1989 года попалась в сети норвежского траулера «Стрэнд сениор» (Strand Senior)? Но ведь никто по этому поводу не устраивал истерик, потому что плавание в международных водах – обычная практика военных моряков.

Российский подводный флот в последние годы активно пользуется этим своим международным правом в Мировом океане. Для этого он постоянно обновляется, развивается его береговая инфраструктура. В прошлом году, например, он пополнился еще четырьмя ПЛ. Была завершена постройка морского транспорта вооружения «Академик Ковалев», предназначенного для обеспечения эксплуатации, загрузки и разгрузки вооружения атомных подводных крейсеров стратегического назначения проекта «Борей». В Балтийске (Калининградская область) в полном объеме выполнены работы по обеспечению базирования соединения подводных и надводных кораблей, проведены дноуглубительные работы на акватории площадью 21 тыс. кв. м. Завершено строительство зарядно-силовой станции технической зоны для обеспечения ПЛ проекта 636 в Цемесской бухте Новороссийска. Обо всем этом руководители Минобороны доложили Верховному главнокомандующему – президенту России в Национальном центре обороны РФ во время проведения единого дня приемки военной продукции 11 марта. Но многое осталось за рамками официального мероприятия.

В подводном флоте главное не сами лодки, а оружие. Сегодня в России строят подводные крейсеры проектов 955 и 955А («Борей»), вооруженные твердотопливными баллистическими ракетами подлодок (БРПЛ) «Булава». Однако основную роль в морской составляющей ядерной триады до 2025 года будут играть шесть лодок проекта 667БДРМ «Дельфин» еще советской постройки с новыми жидкостными ракетами Р-29РМУ2 «Синева» и Р-29РМУ2. 1 «Лайнер». Последняя превосходит «Булаву» по дальности (более чем на 2 тыс. км), по точности стрельбы (на 100 м кругового вероятного отклонения) и по забрасываемому весу (на 1650 кг). Это позволяет оснащать «Лайнер» маневрирующими боевыми блоками, что не может быть реализовано на твердотопливных ракетах в связи с меньшим забрасываемым ими весом. Не исключено, что через 10–15 лет, в ходе модернизации, лодки предположительно проекта 955Б получат на вооружение жидкостные ракеты Р-29РМУ3. По ранее сделанной предварительной оценке стоимость разработки комплекса Д-9РМУЗ составляет около 4,5 млрд руб., а серийного изготовления ракет Р-29РМУЗ – соответствует стоимости изготовления Р-29РМУ2.

С развитием средств радиоэлектронной борьбы подводным лодкам придется уйти на еще большую глубину. И такой опыт у российских подводников тоже есть. Вернее, не у подводников, а у гидронавтов (или акванавтов – кому как больше нравится) из Главного управления глубоководных исследований (ГИГУ) Минобороны РФ.

Корреспонденту «НВО» однажды удалось побывать в штабе этого засекреченного управления. На стенах коридора, ведущего к кабинету начальника управления, висели портреты не одного десятка капитанов 1 и 2 рангов. Как объяснил вице-адмирал, хозяин того самого кабинета, все эти офицеры – командиры глубоководных атомных подводных лодок, удостоенные званий Героя Советского Союза и Героя России. Чем они занимались в глубине – по сей день остается за завесой военной тайны, которую лишь чуть-чуть приоткрыли, когда в Комиссию ООН по границам континентального шельфа была представлена российская заявка на расширение континентального шельфа в Северном Ледовитом океане.

В сентябре 2012 года глубоководная подводная лодка из состава отдельной бригады ГИГУ, дислоцирующейся на Кольском полуострове, в течение 20 суток находилась на трехкилометровой глубине в районе поднятия Менделеева, где с помощью манипуляторов акванавты собрали более 500 кг образцов классифицируемого грунта. Эти материалы и стали основным доказательством, что поднятие Менделеева и хребет Ломоносова являются продолжением российского континентального шельфа.

После 2020 года развитие подводного флота получит новое направление. Как писал в нашей газете начальник Генштаба ВС РФ, первый заместитель министра обороны генерал армии Валерий Герасимов, планируется создание глубоководных морских систем нового поколения, развертывание роботизированных систем для выполнения комплекса задач противоминного и противоподводно-диверсионного обеспечения, а также мониторинга подводной среды.

Работы по созданию необитаемых глубоководных подводных лодок, подводных станций и других роботизированных комплексов уже идут полным ходом. Однако можно не сомневаться, что до конца столетия на флоте сохранится профессия подводника. И каждый раз 19 марта, в День подводника, будет звучать традиционный тост: «Чтобы количество погружений равнялось количеству всплытий!».

От редакции «НВО»

Источник

SergTovar